МОСКВА
Центр Инновационных Технологий в Онкологии, при  поддержке  компании Пфайзер,
в рамках мультидисциплинарных мероприятий «Актуальные вопросы диагностики и лечения онкологических заболеваний проводит научно -  образовательное мероприятие  
олекулярно-направленная диагностика и лечение злокачественных новообразований"
►►►►

Люди с первой группой крови реже болеют раком поджелудочной железы

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Сотрудники Онкологического института Дана-Фарбер и Гарвардской медицинской школы обнаружили, что люди с первой группой крови реже болеют раком поджелудочной железы.

Поджелудочная железа
Поджелудочная железа и желчный пузырь (иллюстрация Мишель С. Грэм, Science Photo Library)

Такой вывод ученые сделали, проанализировав данные медицинских наблюдений за 107 503 мужчинами и женщинами, которые велись с 70-80-х годов прошлого века. Как выяснилось, обладателям второй группы крови на 32% чаще (чем людям с первой группой) ставят онкологический диагноз; людям с четвертой группой — на 51%, а с третьей — на 72% чаще.

По мнению исследователей, их открытие позволит по-новому взглянуть на биологические механизмы, участвующие в развитии рака поджелудочной железы. Возможно также, что полученные в ходе работы данные в недалеком будущем помогут создать новые методы выявления смертельно опасного заболевания.

По данным Американского онкологического сообщества, ежегодно в США от рака поджелудочной железы умирают 34 290 человек. Зачастую болезнь развивается очень быстро и диагностируется лишь на поздних стадиях, когда хирургическое вмешательство уже невозможно.

Подготовлено по материалам Рейтер.

ПечатьE-mail

На все нужна государственная доля

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Проект «реанимации» недостроенного детского онкологического центра в Москве готов. Осталось найти необходимые средства

Новая газета

Архив РОНЦ
Эти недостроенные корпуса видны из окон палат Института детской онкологии. Врачи и пациенты смотрят на них с надеждой...
Архив РОНЦ
Архив РОНЦ
...Так будет?

Готов проект завершения строительства НИИ детской онкологии и гематологии, пять недостроенных корпусов которого стоят замороженные вот уже 11 лет. К сожалению, больных раком детей, которых в эти годы не смогли вместить переполненные отделения НИИ ДОГ, уже не спасешь. Тысячи умерли. Сколько еще будет жертв, пока незавершенка превратится в высокотехнологичный центр? Главный педиатр России Александр Баранов грустно пошутил, что надеется побывать на открытии еще при жизни. Архитекторы же говорят, что предстоящие работы нельзя назвать завершением, это  реанимация.

Давным-давно, когда наша страна была Советским Союзом, Совет Министров постановил в 1990 году: построить комплекс зданий детской онкологической клиники на 250 коек с пансионатом для родителей на 100 мест. Правопреемники министров извлекли в 1995 году подготовленные еще в 80-х проекты и, несмотря на все материальные трудности 90-х, нашли возможность строить. Реализация  традиционна для нашей экономики: строить НИИ детской онкологии и гематологии РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН (НИИ ДОГ) взялась турецкая фирма «Аларко», за что мы расплачивались с Турцией поставками природного газа. Контракт заключал «Внешстройимпорт». Так возвели все пять корпусов, объем строительно-монтажных работ был выполнен на сумму около 45 млн долларов  США — до 70% от общего объема, предусмотренного контрактом с турецкими специалистами.

Оставались внутренняя отделка и монтаж оборудования, когда в 1997 году схемы расчетов за поставляемый из России в Турцию газ изменились. Деньги стали выделять по статье «Международная деятельность». В дефолтный 1998 год эти расходы федерального бюджета были секвестированы. Турки еще какое-то время работали, но оплаты так и не дождались. Росла задолженность. Позже бюджет несколько раз выделял небольшие суммы на ее погашение, но долг — первоначально это было14 млн долларов — не выплачен и по сей день. И «Аларко» не намерена пускать на стройку кого бы то ни было до тех пор, пока не получит свои деньги, правда, учитывая важность объекта, готова снизить объем претензий на 60%.

А пока врачи в клинике, расположенной в основном здании Российского онкологического научного центра, делают все возможное, чтобы спасать детей в тех условиях, которые есть. В отделениях лежат только самые тяжелые. Пропускную способность отделений института помогает увеличить Благотворительный резервный фонд (БРФ): при ремиссии детей выписывают, а фонд дает средства, чтобы поселить нуждающихся в гостиницу.

Ольга Лебедева, генеральный директор БРФ, рассказывает, что почти ежедневно фонд выделяет деньги, чтобы поселить родителей с детьми, которым негде остановиться в Москве и у которых нет средств снимать в столице жилье. Тем не менее сейчас в отделении, рассчитанном на 120 маленьких пациентов, лежат 150. Просьбы принять больных просто сыплются сверх всяких квот: видимо, в регионах совсем кончились средства, нет возможности приобрести лекарства, а детей нужно спасать.

Но именно сегодня, когда из-за кризиса трудно рассчитывать на новые инвестиции, когда число детей, нуждающихся в срочной помощи, превышает возможности клиники, в институте появилась надежда. Дело в том, что в прошлом году Минздравсоцразвития добилось выделения средств на производство экспертизы и проектно-изыскательские работы на недостроенных корпусах детского онкоцентра, а компания «Гипрокон» разработала практически новый проект его строительства.

Галина Малыха, генеральный директор фирмы-проектировщика, рассказала, что предстоит сделать: это не достраивание, а реанимация — выведение почти возведенного объекта на принципиально новый уровень. Проект сильно устарел. Прошла целая эпоха. Развивались медицинские технологии, изменились нормы безопасности…

Новый комплекс, который предстоит вписать в старые объемы, — это не только лечебный центр, но и учреждение, где должна базироваться передовая наука, здесь надо разместить самые современные диагностические лаборатории и исследовательские установки — лучевые, радиоизотопные, магнитно-резонансные.

К презентации, показанной архитекторами, невозможно относиться равнодушно (особенно если знать, в каких условиях институт работает сегодня). Три палатных этажа — пять отделений по 50 мест. Палаты на 1—2 койки, и у каждой койки — откидная кровать для мамы… Эти «сухие» эскизы вызывают бурю положительных эмоций. Надо только однажды побывать утром в отделении, когда перед приходом врачей матери складывают и прячут в кладовку раскладушки. Прячут, чтобы весь день сидеть на краешке кровати около больного ребенка. Близкая моя знакомая провела на таком краешке кровати своей дочери почти три года с небольшими перерывами. На выходные, когда это было возможно, ее с дочкой мы привозили к нам домой — чтобы передохнули.

Девочку спасли, как спасают сегодня многих больных детей, еще недавно считавшихся безнадежными. И хочется надеяться, что мамы, которым еще предстоит это испытание, будут в лучших условиях — как на картинке. Но, чтобы картинка превратилась в клинический центр, нужны деньги. Разработчики проекта считают, что необходимо 10,8 млрд рублей. Проектировщики говорят, что при выделении соответствующих средств работы можно завершить за 3 года. Весь бюджет Академии медицинских наук — 200 млн рублей. Понятно, что ее силами институт не построить, даже если государство уладит вопрос с долгами турецкой фирме. Нужны бюджетные средства.

Президент РАМН, директор онкоцентра им. Блохина Михаил Давыдов утверждает, что повлиять на уменьшение смертности от онкозаболеваний сегодня может внедрение высоких технологий и использование той школы, которая сложилась в онкоцентре. Для этого необходимо расширить клинику.

Число ежегодно регистрируемых детей с первично установленным диагнозом «злокачественная опухоль» за 10 лет увеличилось на 13%. Число коек для высокотехнологичной помощи детям не увеличивалось 20 лет.

Да, на Ленинском проспекте сейчас идет строительство Центра детской онкологии, гематологии и иммунологии. Но обе детские онкологические клиники необходимы в Москве, учитывая, что в столицу поступают самые сложные пациенты со всей страны, которых на местах просто невозможно спасти.

Дословно

Мэру Москвы
Ю.М. Лужкову
от Генерального директора БРФ
Ольги Лебедевой

Уважаемый Юрий Михайлович!

Ежедневно в Москву из всех регионов России в НИИ ДОГ РОНЦ имени Н.Н. Блохина на Каширском шоссе для прохождения достационарного обследования, постановки диагноза и амбулаторного лечения приезжают десятки семей. В связи с тем, что в клинике не хватает больничных палат и вспомогательных помещений, большинство из них вынуждено искать временное жилье на срок пребывания в Москве в непосредственной близости от НИИ ДОГ РОНЦ имени Н.Н. Блохина.

Один день проживания в гостинице в непосредственной близости от Онкоцентра (гостиница «Орехово»), включая медицинскую страховку, для 2 человек (взрослый и ребенок) составляет не менее 3610 рублей в день с учетом НДС. Родители с детьми вынуждены находиться в Москве неделями и даже месяцами в течение всего периода амбулаторного лечения. Финансовое положение семей, в которых дети болеют онкологическими заболеваниями, далеко не благополучно, и практически все они лишены возможности оплачивать номера в гостиницах или арендовать квартиры в Москве. Остается — идти на вокзал, в церковь или надеяться на поддержку благотворителей.

Уважаемый Юрий Михайлович, обращаюсь к Вам как к человеку неравнодушному к чужой беде с просьбой найти возможность изыскать средства в бюджете города для постройки в районе Каширского или Варшавского шоссе социальной мини-гостиницы, размер оплаты за проживание в которой обходился бы не более 1500 рублей в сутки для семьи из двух человек. В случае если изыскать средства в бюджете города на строительство такой гостиницы не представляется возможным, прошу Вас рассмотреть вопрос о выделении Благотворительному резервному фонду на условиях долгосрочной аренды земельного участка для постройки гостиницы для проживания на бесплатной основе иногородних пациентов и молодых врачей, приезжающих на стажировку в НИИ ДОГ РОНЦ имени Н.Н. Блохина.

Людмила Рыбина

20.04.2009

Читать  оригинал  >>>>

ПечатьE-mail

Очень горячий чай провоцирует развитие рака пищевода

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 чай?
Не стоит торопиться пить свежезаваренный чай, утверждают ученые. Слишком горячее питье (70°C или больше) увеличивает риск рака пищевода по их словам.

Исследование проводилось на севере Ирана, где жители потребляют очень много чая каждый день.

Раковые образования пищевода становятся причиной смерти более 500 тысяч человек во всем мире ежегодно, и плоскоклеточная карцинома – является общим диагнозом. В Европе и Америке болезнь провоцируются курением и алкоголем, но горячие напитки также относятся к фактору риска.

В районе Голестан (Северный Иран) частота рака пищевода самая высокая в мире, однако процент курящих и пьющих очень низок по сравнению с распространенностью ритуалом чаепития.

Ученые изучили чайные привычки 300 человек с раком пищевода и 571 из контрольной группы, проживающей на той же территории. Все участники пили черный чай регулярно и не менее литра в день.

По сравнению с теплым чаем (65°C или меньше) употребление горячего напитка (65-69°C) в 2 раза повышало риск рака, а очень горячий чай (70°C или больше) увеличивал вероятность в 8 раз.

Пятиминутное время ожидания после заваривания по сравнению с двухминутным снижало этот риск в 5 раз. Однако количество напитка никак не влияло на риск.

Ученые измерили температуру напитка у 50 000 жителей для точности эксперимента, и она колебалась от 60°C до 70°C и выше.

Например, британцы пьют чай при температуре 56-60°C, и это не приводит к раку.

Ученые настаивают на распространении информации, которая сообщит о вреде очень горячего напитка, поскольку кипяток повреждает кожу и приводит к кожным раковым образованиям.

Источник: 
Physorg News

ПечатьE-mail

Ещё статьи...